Егор Гайдар

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Узник тишины

Zilele acestea am finalizat o carte despre  personalitatea lui Mihail Hodorkovski si  procesul  acestuia.  O carte destul de interesanta cu multe  detalii curioase privind biografia acestuia. Recomand cu caldura.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ – Узник тишины

ИСТОРИЯ ПРО ТО, КАК ЧЕЛОВЕКУ В РОССИИ
СТАТЬ СВОБОДНЫМ И ЧТО ЕМУ ЗА ЭТО БУДЕТ

ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН

МОСКВА
ЗАО ИЗДАТЕЛЬСКИЙ дом «СЕКРЕТ ФИРМЫ»
2006

Pentru acei interesati cartea o puteti gasi pe http://www.scribd.com/doc/25866711/Uznik

Voi adauga si cateva notite extrase din cartea mentionata.

referitor la economistul Egor Gaidar si liberalismul initial

На самом деле, правда, либералы никогда не были в России у власти. Все девяностые годы большинство в парламенте  составляли  коммунисты. Правительство же либеральный политик Егор Гайдар возглавлял всего  один  год —  тот  год,  когда  страна  чудом  избежала голода и гражданской войны. Тот год, когда мой отец затемно еще занимал очередь в магазин, чтоб, простояв полсуток, купить двести граммов масла на нашу семью из пятерых человек, а я по ночам разгружал фуры с детским питанием, поскольку детского питания в магазинах было так мало, что доставалось оно лишь тем, кто разгружал фуры. Я хорошо помню тот год, и помню, что преодолением голода мы обязаны Егору Гайдару.

———————————————————-

«Русский либерализм потерпел поражение потому, что пытался игнорировать, во-первых, некоторые важные национально-исторические  особенности  развития России,  во-вторых,  жизненно  важные  интересы  подавляющего  большинства  российского  народа. И  смертельно  боялся  говорить  правду.  Я  не  хочу сказать,  что  Чубайс,  Гайдар  и  их  единомышленники ставили перед собой цель обмануть Россию. Многие из  либералов  первого  ельцинского  призыва  были людьми,  искренне  убежденными  в  исторической правоте  либерализма,  в  необходимости „либеральной революции” в усталой стране, практически не знавшей прелестей свободы. Но к этой самой революции либералы, внезапно получившие власть, подошли  излишне  поверхностно,  если  не  сказать  легкомысленно. Они думали об условиях жизни и труда для 10% россиян, готовых к решительным жизненным переменам в условиях отказа от государственного патернализма. А забыли — про 90%. Трагические  же  провалы  своей  политики прикрывали чаще всего обманом.

Они обманули 90% народа, щедро пообещав, что за ваучер можно будет купить две „Волги”. Да, предприим-
чивый финансовый игрок, имеющий доступ к закрытой информации и не лишенный способности эту информа цию анализировать, мог сделать из приватизационного чека и десять „Волг”. Но обещали-то всем».

despre puciul de la Moscova din 1991

Девяностые  годы начинались  так. Президент Горбачев, когда случился в Москве августовский путч 1991 года, оказался заперт на своей даче в Форосе (если верить, что его заперли насильно, и он не осведомлен был о заговоре и не был его пассивным участником). Силовые министры,  члены Государственного  комитета  по  чрезвычайному положению (ГКЧП) захватили власть, но не смогли ее удержать, и ничего им за это не было, только несколько месяцев тюрьмы. С тех пор в России можно силовикам захватывать власть, и ничего им за это не бывает. Только генерал Пуго сохранил в истории с августовским путчем честь — застрелился, если верить, будто можно сначала  застрелиться, а потом аккуратно положить пистолет. Смерть генерала Пуго заставляет думать, что путчисты и впрямь верили, будто своим путчем спасают страну, так понимая ее спасение. Мы же в кольце врагов. И самый искренний из путчистов погиб.

– Afacerile Hodorkovski & Yukos

Про Платона Лебедева, например, финансисты (даже те, которые его ненавидят) говорят, что он финан-
совый  гений

В одном из своих интервью Ходорковский признал, что его бизнес в девяностые  был  несправедливым  и  аморальным,  но, подчеркнул Ходорковский,  законным. Слишком  многих законов тогда в России просто не хватало. Сомнительная сделка считалась  законной,  если была  заключена с одобрения власти, и незаконной, если была заключена власти вопреки.

К 2003 году себестоимость барреля нефти, добываемой в компании ЮКОС, доведена была до 1,57 долларов, то есть сокращена в восемь раз. Кто  этого  добился,  если  не  Михаил  Ходорковский? Зарплату рабочим платили регулярно: 7 тысяч рублей в месяц в европейской части России и 30 тысяч рублей — в Сибири. Компания работала в пятидесяти роcсийских регионах,  то  есть  раскинулась  за  десять  лет впятеро. Компания добывала 86 миллионов тонн нефти в год, то есть выросла вдвое и росла еще. Компания платила налогов 5,3 миллиарда долларов в год и была вторым  после «Газпрома»  налогоплательщиком  страны. Мало? Тогда приплюсуйте еще, что компания строила в северных  городах жилье, спортивные  залы и школы, а Михаил Ходорковский лично давал денег,
чтобы оборудовать школы библиотеками и компьютерами,  подключенными  к  интернету.  Это  ну  никаким образом не называется «просто поставить качалку над скважиной». Это, вообще-то, называется  талантливый менеджер,  отстроивший  лучшую  в  стране  нефтяную компанию. Ну и повезло, конечно: цены на нефть поползли вверх, правда, вверх они поползли сколько-нибудь значительно в 2000 году, когда компания и без того уже вышла из кризиса.

И  надо  быть  толковым менеджером,  чтобы  смирить спесь и позвать  работать  в  компанию  людей  компетентнее себя. Они ведь, как правило, непослушные, эти компетентные люди. И они, как правило, не пользуются  публичной популярностью и  не  являются  записными дипломатами.

«Из дефолта я вынес не урок, что  государство меня (да и всех) обмануло. Это само собой, и было для меня неважно. 1998 год был годом осознания, что есть не только законы, но и этика, что в самой тяжелой ситуации часть людей остается людьми и  таких много. Что бизнес — это не игра, не шахматы — это люди, за которых  ты  отвечаешь,  за  их  семьи,  за  их  пенсии. Каждая  ошибка,  каждое „не  подумал”  может  стоить кому-то страданий.

«…я  осознал,  что  собственность,  а  особенно  крупная собственность, сама по себе отнюдь не делает человека свободным. Будучи совладельцем ЮКОСа, мне приходилось  тратить  огромные  силы  на  защиту  этой  собственности. И  приходилось ограничивать  себя  во  всем, что могло бы этой собственности повредить. Я многое запрещал себе говорить, потому что открытый текст мог нанести  ущерб  именно  этой  собственности. Приходилось на многое закрывать глаза, со многим мириться — ради собственности, ее сохранения и приумножения. Не только я управлял собственностью — она управляла мною».

«…дело ЮКОСа — это никакой не конфликт государства с бизнесом, а политически и  коммерчески мотивированное  нападение  одного  бизнеса (представителями которого выступают чиновники) на другой. Государство же  здесь —  заложник интересов  конкретных физических лиц, пусть и наделенных полномочиями  государственных служащих».

«Я искренне не стремился стать политиком. Более того, был уверен (и сейчас уверен) — руководитель крупнейшего предприятия может не суметь быть мэром маленького города. Это просто другая работа. Я хорошо разбираюсь в экономике, управлении и люблю вопросы образования. Моя мечта была, после ЮКОСа — университет. Политика из меня делает жизнь, делает через не хочу, через ответственность  за поверивших. Если бы можно  было  перевалить  эту  ответственность  на  кого-нибудь. Она  давит  и  душит. И  сбросить  нельзя. Передать, если кто возьмет — можно, а сбросить — предательство. Не могу».

– Apatit

Они, например, купили завод «Апатит», долженствовавший выпускать удобрения, но остановившийся и погрязший в долгах. Купили задешево, но по договору  должны  были  инвестировать  в  восстановление завода крупные суммы. Инвестировать не стали, справедливо рассудив, что руководство завода инвестированные  деньги  украдет,  или  что  еще  обиднее, просто разбазарит. Им не было жалко денег, я уверен. Неправильно  думать,  будто  бы  хороший  бизнесмен помешан на деньгах. Он помешан на собственной эффективности, во всяком случае, когда в стране маразматическии  социализм  сменяется  диким  капитализмом. Он уверен, что букву закона или букву договора можно не соблюдать, если это устраняет неэффективность. Заводу «Апатит» менеджеры из МЕНАТЕПа не стали давать денег, они стали им управлять: поставляли  горючее,  станки,  выплачивали  зарплату  рабочим,  оптимизировали  налоги,  построили  даже  троллейбусную линию от города к проходной — но денег не дали. А когда государство стало судиться с МЕНАТЕПом,  что,  дескать,  условия  приватизации  не  соблюдены,  государство  получило  отступные,  и  заклю-
чено было с государством мировое соглашение в суде. Завод заработал. Чего ж вы еще хотите? Неужели не понятно, что соблюдать договор неэффективно, а эффективно  заключить  договор,  нарушить  договор,  а потом переписать договор? Тем более,  если  сюзерен согласен, и ты верный слуга.

История с заводом «Апатит» станет на процессе Ходорковского и Лебедева одним из пунктов обвинения.

Это Генрих Павлович Падва уходит от ответа. На самом деле несколько  компаний, принадлежавших МЕ-
НАТЕПу, участвовали в конкурсе для  того, чтобы наверняка получить завод и по возможности сбить цену.
Грубо говоря, МЕНАТЕП одновременно предложил  государству от лица разных своих компаний очень много, много, немного и совсем мало денег. Государство, разумеется, отдало завод той менатеповской компании, которая предложила очень много денег. Но когда результаты конкурса были опубликованы, компания-победитель отказалась от завода «Апатит». По закону в этом случае завод доставался компании, предложившей просто много денег. Но и она, в свою очередь, отказалась от  завода. В итоге  завод  достался  компании «Волна», предложившей мало денег. Это, конечно, был  трюк, но трюк в 1994 году вполне законный.

– Berezovski – alegerile din Rusia 1996

Там в Давосе на одном из банкетов столик Михаила Ходорковского  оказался  рядом  со  столиком,  за  которым сидели бизнесмен Борис Березовский и финансист Джордж Сорос. Сорос вспоминает, что спрашивал тогда Березовского, понимает ли тот, что, придя к власти, коммунисты  в  считанные  дни  растопчут  либеральную экономику, демократию, свободу слова и самого Березовского.

Знаю только, что чуть ли не в тот же вечер Борис Березовский,  богач,  по  тогдашним  меркам,  и  владелец «Первого канала» телевидения пришел к врагу своему, тоже богачу, по тогдашним меркам, и владельцу телеканала  НТВ  Владимиру  Гусинскому. Для  красочности рассказа хотелось бы, конечно, чтоб Березовский пришел прямо с банкета в помятом смокинге и с бутылкой коньяка в руке, а Гусинский чтоб встретил его в халате и шапочке для душа, но не знаю, как было дело. Знаю только, что медиамагнаты и вчерашние враги договорились:  победа  коммунистов  на  президентских  выборах —  это  не  дай  бог,  и  надо  поддержать  президента Ельцина.  Знаю  также,  что  к их  договору  присоединились постепенно и другие крупные российские бизнесмены, включая Михаила Ходорковского. Это была отчаянно-рискованная  игра.  Рейтинг  популярности  Ельцина  был 4%,  а  рейтинг  популярности  Зюганова — 35%. Но предприимчивым финансистам девяностых не привыкать  было  к  отчаянно-рискованным  играм.  Тем более  что  в  обмен  на  поддержку  ельцинский Кремль обещал  самое  заветное —  приватизацию  нефтяных скважин и металлургических заводов.

В  статье «Кризис  либерализма…»  Михаил  Ходорковский пишет: «Мне  ли,  одному  из  крупных  спонсоров  президентской кампании 1996 года, не помнить, какие поистине чудовищные  усилия потребовались,  чтобы  заставить российский народ „выбрать сердцем”?!»

– Putin

И вот вам Владимир Путин. Чем не премьер и чем нe президент? И через полтора года после кризиса, благодаря телевидению Березовского и телевидению Гусин ского рейтинг Путина растет в считанные месяцы с 5% до 60%. И благодаря второй чеченской войне, которая поначалу кажется победоносной, тоже растет рейтинг И благодаря террористическим актам — растет. И дажe либералы подгавкивают, что пусть станет, дескать, Путин  российским Пиночетом,  проведет  жесткой  рукой либеральные реформы и, проведя, вернет нам свободу и установит нам справедливость. А народу только и подавай жесткую руку.

– Rusia

За человеком, который легко зарабатывает 100 тысяч долларов в год, идет охота по всему миру. Все фирмы всего мира охотятся за такими людьми. И неважно, кто он по национальности:  русский,  индус,  китаец.  Безразлично.  Для того чтобы такие люди хотели жить в России, им нужна демократия. Они  хотят  чувствовать  себя  независимыми, они хотят чувствовать себя защищенными».

«Я  считаю,  что  наша  правоохранительная  система, создавая ощущение неуверенности и незащищеннос-
ти  у молодежи  и  предпринимателей,  наносит  огромный  ущерб  нашей  стране.  Государственная  идеология,  которая  господствует в нашей  правоохранительной  системе,  приводит  к  тому,  что  люди  уезжают. Вы  легко  можете  посчитать,  сколько,  собственно  говоря, такой человек за всю жизнь мог бы заработать.

И сколько страна могла бы заработать, если бы этот человек работал здесь. Так вот: если уезжает двадцатипятилетний человек у нас из страны, потому что ему нахамил  гаишник или положил носом  в пол  налоговый полицейский, страна потеряла 3 миллиона долларов. Сразу. Выкинули, 100 тысяч таких людей уезжает из России каждый год».


Yegor Gaidar – russian economist died

In the last days, all the russian and international media are talking about the personality of the Yegor Gaidar, the father of Russia’s economic reforms, who died unexpectedly of a blood clot at his Moscow-area home. Opinions upon his about his role and contribution are very different.

In 1991 Yegor Gaidar took responsibility for one of the worst messes in the history of economics, in the largest country in the world. Gaidar’s programme was dubbed “shock therapy”: and though it was indeed a shock which plunged half of Russia into real poverty, it established the skeleton of a market economy and an ownership class which acted as a bulwark against those forces that strove to return to Communist rule – always seen by him and his group as the first reason of the reforms

Anatoly Chubais, his closest collaborator and the man who oversaw the privatisation programme, said that “Yegor Gaidar, in the early 1990s, saved the country from famine, civil war and disintegration. Few people in the history of Russia and in world history can be compared with him for force of intellect, clarity of understanding of the past, present and future, and a willingness to take the most difficult but necessary decisions”.

Gaidar had advised Boris Yeltsin on the need for economic reforms while the former was preparing for power as Russian president: he was appointed acting prime minister for the latter half of 1992, the first year of Yeltsin’s presidency. But the waves of opposition to the reforms, of hatred of him and his colleagues and of the refusal of the Duma, or parliament, to ratify his appointment, obliged Yeltsin to replace him with the more reassuring figure of Victor Chernomyrdin, to whose government Gaidar was later appointed as the first deputy prime minister.

“He stood before the choice of civil war or painful reforms,” Boris Nemtsov, a former deputy prime minister under Yeltsin, told the Ekho Moskvy radio station. “He gave his life to avert civil war.”

Russian Prime Minister Vladimir Putin posted a Web site statement calling the death “a heavy loss for Russia, for us all”,”We have lost a genuine citizen and patriot, a strong spirited person, a talented scientist, writer and expert. … He didn’t dodge responsibility and ‘took the punch’ in the most challenging situations with honor and courage,” the statement said.

President Dmitry Medvedev issued a statement calling Gaidar a “daring, honest and decisive” economist who “evoked respect among his supporters and opponents.”

Rest in Peace

http://www.economist.com/obituary/displayStory.cfm?story_id=15111596
http://www.ft.com/cms/s/0/3a23e3b8-ea22-11de-aeb6-00144feab49a.html?nclick_check=1
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1293824
http://www.vz.ru/politics/2009/12/16/359320.html
http://news.yahoo.com/s/ap/20091216/ap_on_re_eu/eu_russia_obit_gaidar
http://www.guardian.co.uk/world/2009/dec/16/yegor-gaidar-russia-reformer-dies
http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2009/12/16/AR2009121603550.html
http://www.businessweek.com/globalbiz/content/dec2009/gb20091216_792006.htm
http://www.lemonde.fr/carnet/article/2009/12/17/egor-gaidar-ancien-premier-ministre-russe_1282091_3382.html

Some videos with his presence :

Егор Гайдар в октябре 1993 г.

Демвыбор России 1995 Егор Гайдар

Егор Гайдар: Какие ошибки ведут к экономической катастрофе

Егор Гайдар в программе Banki.ru «Частное мнение» (1/2)

Егор Гайдар в программе Banki.ru «Частное мнение» (2/2)

Умер экономист и политик Егор Гайдар

16 декабря 2009г

Егор Тимурович Гайдар родился 19 марта 1956г. Являлся известным российским государственным и политическим деятелем, советским и российским экономистом. Один из идеологов и руководителей радикальных экономических реформ начала 1990-х в России. Он был одним из авторов российской модели “шоковых” экономических реформ.

На счету Егора Гайдара – одного из авторов отечественного варианта “шоковой терапии” – более ста публикаций по экономике в российских и зарубежных изданиях. Основные труды – “Экономические реформы и иерархические структуры” (1990), “Государство и эволюция” (1996), “Дни поражений и побед” (1996), “Аномалии экономического роста” (1998), “Власть и собственность” (2009).

В 1991-1992 и 1993 годах он был вице-премьером и исполняющим обязанности главы правительства России, позднее избирался в Государственную думу от либеральных партий и занимался наукой.

Архитектор и идеолог реформ

Гайдар был убежденным сторонником праволиберальной экономической модели, ассоциируемой с именами Милтона Фридмана и Фридриха Хайека.

За год работы Гайдар и его команда ликвидировали в России планово-распределительную систему и запустили механизмы рынка, провели либерализацию цен, начали приватизацию, ликвидировали дефицит и очереди, ввели конвертируемость рубля и свободу внешней торговли. Гайдар и его сторонники утверждали, что только принятые им энергичные меры спасли страну от голода, холода, остановки транспорта и полного разрыва хозяйственных связей в критической ситуации зимы 1991-1992 годов.

В то же время реформы Гайдара сопровождались гиперинфляцией, потерей сбережений, спадом производства, особенно военной и неконкурентоспособной на мировом рынке продукции, снижением уровня жизни многих граждан и ростом дифференциации доходов.

И положительные, и отрицательные стороны перехода к рынку однозначно связывались в общественном сознании с именем Егора Гайдара, причем отрицательные в глазах большинства населения перевешивали, а для коммунистов и националистов он сделался объектом жгучей ненависти. Архитектора реформ обвиняли в “большевистском” радикализме и бездушии и утверждали, что он “объегорил” народ.

Сам он изначально предвидел такое развитие событий и называл себя и своих товарищей “командой камикадзе”.

До последних дней жизни Егор Гайдар возглавлял московский Институт экономики переходного периода.

мнения о Егоре Гайдаре :

Последний президент СССР Михаил Горбачев в интервью ИТАР-ТАСС заметил, что «по-человечески» относился к Гайдару «с большой теплотой». «Он работал у меня в качестве советника, умный парень. Но идеи Гайдара, по сути, подготовили распад СССР. Страну развалили, с их согласия Борис Ельцин пошел на это. В политику Гайдар вошел с надеждами, но настрой был − все одним махом», − сказал экс-президент

Дочь Бориса Ельцина Татьяна Юмашева также воспользовалась блогом, чтобы заявить, что «не стало замечательного, светлого, яркого, мужественного человека». «Почему такая несправедливость? Почему самые лучшие, самые нужные люди страны уходят от нас? Безмерно люблю его и уважаю. И восхищаюсь. Тем, что он сделал для страны, для всех нас»

Глава Роснано Анатолий Чубайс, стоявший вместе с Гайдаром у истоков создания СПС и работавший с ним в 1990-х в правительстве, считает «огромной удачей» для России, что в один из самых тяжелых моментов в ее истории у нее был Егор Гайдар, который тогда «спас страну от голода, гражданской войны и распада». «Все последние годы он был интеллектуальным и моральным лидером для всех нас», − написал Чубайс в своем блоге .

Председатель Совета Федерации, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов корректно заметил, что заслуги Гайдара «можно оценить только спустя годы». Однако депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Шеин в интервью «Росбалту» назвал его реформы «абсолютно безумными», которые сопровождались «тотальным разворовыванием страны», формированием прослойки людей, «которые по трупам пришли к созданию миллиардных капиталов».

В свою очередь, первый зампред ЦК КПРФ, вице-спикер Госдумы Иван Мельников признался РИА «Новости», что коммунисты по-прежнему считают Гайдара символом «колоссальных проблем», и поэтому «довольно непросто искать необходимые тактичные слова в связи со смертью Егора Гайдара».

Глава Счетной палаты, экс-премьер-министр Сергей Степашин считает Гайдара человеком «высочайшей эрудиции и образованности». «В отличие от некоторых младореформаторов, находясь на высоких постах, Егор Гайдар ничего для себя лично не выиграл», − подчеркнул он.

Глава Минфина, первый вице-премьер Алексей Кудрин назвал Гайдара основателем рыночной экономики и демократии в России. По его словам, мнением Гайдара «дорожили специалисты не только у нас в стране, но и во всем мире».

Президент Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков назвал смерть Гайдара «огромной потерей для политического класса России, созданию которого он отдавал так много сил». «Вне зависимости от своих политических убеждений, все видели в нем хорошего человека, честного, порядочного, стремящегося сделать благое дело для России», − сказал Примаков в эфире информационного канала «Вести».

Вскоре после известия о смерти Гайдара президент России Дмитрий Медведев направил соболезнования его родным и близким. Президент назвал покойного «выдающимся ученым-экономистом», с именем которого «связаны решительные шаги по формированию свободного рынка» и переход России на новый путь развития. Президент подчеркнул, что Гайдар «в период кардинальных перемен взял на себя ответственность за непопулярные, но необходимые меры». «Память о Егоре Гайдаре навсегда останется в наших сердцах», − уверен Медведев.

В телеграмме от премьер-министра России Владимира Путина говорится, что «не каждому государственному деятелю выпадает возможность служить Отечеству на самых переломных этапах его истории». По мнению Путина, Гайдар «достойно выполнил эту сложнейшую задачу, проявив лучшие профессиональные и личные качества, и в самых непростых ситуациях с честью и мужеством «держал удар». «Не стало настоящего гражданина и патриота, сильного духом человека, талантливого ученого, писателя и практика», − подчеркнул премьер.