Personalitati

The power of free market

Milton Friedman: The Power of the Market (Free To Choose – 1980) vol.1

America’s freedom and prosperity derive from the combination of the idea of human liberty in America’s Declaration of Independence with the idea of economic freedom in Adam Smith’s Wealth of Nations. Friedman explains how markets and voluntary exchange organize activity and enable people to improve their lives. He also explains the price system. Friedman visits Hong Kong, U.S. and Scotland.

Free To Choose: The Original 1980 TV Series
Free To Choose® is the ground-breaking PBS television series featuring Milton Friedman, Nobel Prize-winning economist. These programs, filmed on location around the world, have helped millions of people understand the close relationship between the ideas of human freedom and economic freedom. The interaction between those ideas has created in the U.S. the richest and freest society the world has ever known. Milton Friedman sees this success threatened by the tendency in the last few decades to assume that government intervention is the answer to all problems. In these programs, which first aired on January 11, 1980, Dr. Friedman focuses on basic principles. How do markets work? Why has socialism failed? Can government help economic development? The 1980 version consists of 10 one-hour programs.

Alan Greenspan, were you wrong?

What happens when you leave financial institutions to regulate themselves? How much deregulation can be accepted? This is a debate that started with the subprime mortgage crisis in USA. What Alan Greenspan, the person who promoted deregulation in financial markets has to say about it?

 

Congressman Henry Waxman “My question is simple. Were you wrong?”

Alan Greenspan: Partially ..I made a mistake in presuming that the self-interests of organisations, specifically banks and others, were such that they were best capable of protecting their own shareholders and their equity in the firms.

Congressman Henry Waxman: You found that your view of the world, your ideology, was not right, it was not working?

Alan Greenspan: That’s precisely the reason I was shocked because I’d been going for 40 years or so with considerable evidence that it was working exceptionally well.

https://www.theguardian.com/business/2008/oct/24/economics-creditcrunch-federal-reserve-greenspan

The Birth Of The Fed – 100 years!

A Locked Door, A Secret Meeting And The Birth Of The Fed
http://t.co/ybCeN6vWa3

The Federal Reserve System is the central banking system of the United States which was created on December 23, 1913, with the enactment of the Federal Reserve Act, largely in response to a series of financial panics, particularly a severe panic in 1907.
http://en.wikipedia.org/wiki/Federal_Reserve_System

J. P. Morgan

Meltdown – The Secret History of the Global Financial Collapse

Meltdown – The Secret History of the Global Financial Collapse, 2010

Part.1

http://www.youtube.com/watch?v=T3CDGh4cXU0

Part.2

http://www.youtube.com/watch?v=VBmOEI7Ob9M

Part.3

http://www.youtube.com/watch?v=JB4wefzZLNc

Part.3

http://www.youtube.com/watch?v=XU6c1lIEkuQ

Valentin Ionescu: "Cred că e momentul să ne punem la punct"

Valentin Ionescu: “Cred că e momentul să ne punem la punct”

Sibex ar putea să fie bursă de derivate, de mărfuri şi de energie, în viziunea lui Valentin Ionescu, actualmente administrator SIF Moldova. Domnia sa candidează pentru un loc în noul Consiliu de Administraţie al bursei sibiene, care va fi ales în Adunarea Generală din 19/20 noiembrie.

http://www.bursa.ro/dupa-scandalul-sima-valentin-ionescu-cred-ca-e-momentul-sa-ne-punem-la-punct-189953&s=piata_de_capital&articol=189953.html

Paul Krugman Blog: Romania Unravels the Rule of Law

The New York Times,
Paul Krugman Blog
Guest Post: Romania Unravels the Rule of Law

A political crisis has gripped Romania as its left-leaning prime minister, Victor Ponta, slashes and burns his way through constitutional institutions in an effort to eliminate his political competition. In the last few days, Ponta and his center-left Social Liberal Union (USL) party have sacked the speakers of both chambers of parliament, fired the ombudsman, threatened the constitutional court judges with impeachment and prohibited constitutional court from reviewing acts of parliament – all with the aim of making it easier for Ponta to remove President Traian Basescu from office. They hope to accomplish that by week’s end.

In just a few months in office, Ponta’s government has caused a great deal of political damage. Setting its sights on the next election, Ponta’s government passed an election law (later rejected by the constitutional court) that would make it much easier for the government to stay in power. The government has already neutralized the legal effects of decisions of their key opponents – the constitutional court and the president – by taking control over the publication of the official gazette that determines when laws and decisions come into force. If the government fails to publish the decisions of the constitutional court and the decrees of the president, they are simply not law. To top it all off, Ponta launched a culture war.

http://krugman.blogs.nytimes.com/2012/07/05/guest-post-romania-unravels-the-rule-of-law/

Business in Russia / Afaceri în Rusia /Бизнес по-русски

Interview with William Browder, head of investment fund Hermitage Capital
Interviu cu William Browder, managerul fondului de investitii Hermitage Capital

Интервью с Уильямом Браудером, главой инвестиционного фонда Hermitage Capital

William Browder: There is no state in Russia

Like all true tragic heroes, William Browder has created all the preconditions for its own collapse. Now he decided to devote his life to fighting enemies that were once his friends. The head of investment fund Hermitage Capital, made ​​billions in investments in Russia, six years as it has no right of entry. The name of a lawyer Hermitage Magnitsky, who died in a Moscow jail, with  the efforts of Mr. Browder became known throughout the world. The European Parliament voted to impose sanctions against anyone who was involved in the prosecution lawyer, and Swiss bank accounts of their arrest. In response, Russian prosecutors announced wanted Browder . Both sides are obviously going to the end.

William Browder: Nu există nici un stat în Rusia
Ca și toți eroii tragici adevărați, William Browder a creat toate condiţiile prealabile pentru prăbuşirea proprie. Acum, el a decis să-și dedice viaţa în lupta împotriva duşmanilor care au fost odata prietenii lui. Managerul fondului de investitii Hermitage Capital, care a realizat miliarde prin investiţii în Rusia, deja şase ani nu are drept de intrare în Rusia. Numele avocatului Hermitage Capital – Magnitsky, care a murit într-o închisoare din Moscova, cu eforturile d-lui Browder a devenit cunoscut în întreaga lume. Parlamentul European a votat pentru a impune sancţiuni impotriva oricui care a fost implicat în urmărirea penală a avocatului  şi  bancile elveţiene au arestat conturile lor. În replică, procurorii ruşi l-au anunţat în urmărire pe dnul Browder. Ambele părţi sunt hotârîte să meargă până la capăt.

Уильям Браудер: В России нет государства

Как все настоящие трагические герои, Уильям Браудер создал все предпосылки для собственного краха. Теперь он решил посвятить свою жизнь борьбе с врагами, которые некогда были его друзьями. Глава инвестиционного фонда Hermitage Capital, заработавший миллиарды на инвестициях в Россию, уже шесть лет как не имеет права въезда в страну. Имя юриста Hermitage Сергея Магнитского, погибшего в московской тюрьме, стараниями Браудера стало известно во всем мире. Европарламент проголосовал за введение санкций против всех, кто имел отношение к преследованию юриста, а швейцарские банки арестовали их счета. В ответ российская прокуратура объявила Браудера в розыск. Обе стороны, очевидно, намерены идти до конца

русская версия интервью    –  http://www.snob.ru/thread/71

Justice for Sergei. ICU Documentary.

more resources on http://russian-untouchables.com/

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Узник тишины

Zilele acestea am finalizat o carte despre  personalitatea lui Mihail Hodorkovski si  procesul  acestuia.  O carte destul de interesanta cu multe  detalii curioase privind biografia acestuia. Recomand cu caldura.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ – Узник тишины

ИСТОРИЯ ПРО ТО, КАК ЧЕЛОВЕКУ В РОССИИ
СТАТЬ СВОБОДНЫМ И ЧТО ЕМУ ЗА ЭТО БУДЕТ

ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН

МОСКВА
ЗАО ИЗДАТЕЛЬСКИЙ дом «СЕКРЕТ ФИРМЫ»
2006

Pentru acei interesati cartea o puteti gasi pe http://www.scribd.com/doc/25866711/Uznik

Voi adauga si cateva notite extrase din cartea mentionata.

referitor la economistul Egor Gaidar si liberalismul initial

На самом деле, правда, либералы никогда не были в России у власти. Все девяностые годы большинство в парламенте  составляли  коммунисты. Правительство же либеральный политик Егор Гайдар возглавлял всего  один  год —  тот  год,  когда  страна  чудом  избежала голода и гражданской войны. Тот год, когда мой отец затемно еще занимал очередь в магазин, чтоб, простояв полсуток, купить двести граммов масла на нашу семью из пятерых человек, а я по ночам разгружал фуры с детским питанием, поскольку детского питания в магазинах было так мало, что доставалось оно лишь тем, кто разгружал фуры. Я хорошо помню тот год, и помню, что преодолением голода мы обязаны Егору Гайдару.

———————————————————-

«Русский либерализм потерпел поражение потому, что пытался игнорировать, во-первых, некоторые важные национально-исторические  особенности  развития России,  во-вторых,  жизненно  важные  интересы  подавляющего  большинства  российского  народа. И  смертельно  боялся  говорить  правду.  Я  не  хочу сказать,  что  Чубайс,  Гайдар  и  их  единомышленники ставили перед собой цель обмануть Россию. Многие из  либералов  первого  ельцинского  призыва  были людьми,  искренне  убежденными  в  исторической правоте  либерализма,  в  необходимости „либеральной революции” в усталой стране, практически не знавшей прелестей свободы. Но к этой самой революции либералы, внезапно получившие власть, подошли  излишне  поверхностно,  если  не  сказать  легкомысленно. Они думали об условиях жизни и труда для 10% россиян, готовых к решительным жизненным переменам в условиях отказа от государственного патернализма. А забыли — про 90%. Трагические  же  провалы  своей  политики прикрывали чаще всего обманом.

Они обманули 90% народа, щедро пообещав, что за ваучер можно будет купить две „Волги”. Да, предприим-
чивый финансовый игрок, имеющий доступ к закрытой информации и не лишенный способности эту информа цию анализировать, мог сделать из приватизационного чека и десять „Волг”. Но обещали-то всем».

despre puciul de la Moscova din 1991

Девяностые  годы начинались  так. Президент Горбачев, когда случился в Москве августовский путч 1991 года, оказался заперт на своей даче в Форосе (если верить, что его заперли насильно, и он не осведомлен был о заговоре и не был его пассивным участником). Силовые министры,  члены Государственного  комитета  по  чрезвычайному положению (ГКЧП) захватили власть, но не смогли ее удержать, и ничего им за это не было, только несколько месяцев тюрьмы. С тех пор в России можно силовикам захватывать власть, и ничего им за это не бывает. Только генерал Пуго сохранил в истории с августовским путчем честь — застрелился, если верить, будто можно сначала  застрелиться, а потом аккуратно положить пистолет. Смерть генерала Пуго заставляет думать, что путчисты и впрямь верили, будто своим путчем спасают страну, так понимая ее спасение. Мы же в кольце врагов. И самый искренний из путчистов погиб.

– Afacerile Hodorkovski & Yukos

Про Платона Лебедева, например, финансисты (даже те, которые его ненавидят) говорят, что он финан-
совый  гений

В одном из своих интервью Ходорковский признал, что его бизнес в девяностые  был  несправедливым  и  аморальным,  но, подчеркнул Ходорковский,  законным. Слишком  многих законов тогда в России просто не хватало. Сомнительная сделка считалась  законной,  если была  заключена с одобрения власти, и незаконной, если была заключена власти вопреки.

К 2003 году себестоимость барреля нефти, добываемой в компании ЮКОС, доведена была до 1,57 долларов, то есть сокращена в восемь раз. Кто  этого  добился,  если  не  Михаил  Ходорковский? Зарплату рабочим платили регулярно: 7 тысяч рублей в месяц в европейской части России и 30 тысяч рублей — в Сибири. Компания работала в пятидесяти роcсийских регионах,  то  есть  раскинулась  за  десять  лет впятеро. Компания добывала 86 миллионов тонн нефти в год, то есть выросла вдвое и росла еще. Компания платила налогов 5,3 миллиарда долларов в год и была вторым  после «Газпрома»  налогоплательщиком  страны. Мало? Тогда приплюсуйте еще, что компания строила в северных  городах жилье, спортивные  залы и школы, а Михаил Ходорковский лично давал денег,
чтобы оборудовать школы библиотеками и компьютерами,  подключенными  к  интернету.  Это  ну  никаким образом не называется «просто поставить качалку над скважиной». Это, вообще-то, называется  талантливый менеджер,  отстроивший  лучшую  в  стране  нефтяную компанию. Ну и повезло, конечно: цены на нефть поползли вверх, правда, вверх они поползли сколько-нибудь значительно в 2000 году, когда компания и без того уже вышла из кризиса.

И  надо  быть  толковым менеджером,  чтобы  смирить спесь и позвать  работать  в  компанию  людей  компетентнее себя. Они ведь, как правило, непослушные, эти компетентные люди. И они, как правило, не пользуются  публичной популярностью и  не  являются  записными дипломатами.

«Из дефолта я вынес не урок, что  государство меня (да и всех) обмануло. Это само собой, и было для меня неважно. 1998 год был годом осознания, что есть не только законы, но и этика, что в самой тяжелой ситуации часть людей остается людьми и  таких много. Что бизнес — это не игра, не шахматы — это люди, за которых  ты  отвечаешь,  за  их  семьи,  за  их  пенсии. Каждая  ошибка,  каждое „не  подумал”  может  стоить кому-то страданий.

«…я  осознал,  что  собственность,  а  особенно  крупная собственность, сама по себе отнюдь не делает человека свободным. Будучи совладельцем ЮКОСа, мне приходилось  тратить  огромные  силы  на  защиту  этой  собственности. И  приходилось ограничивать  себя  во  всем, что могло бы этой собственности повредить. Я многое запрещал себе говорить, потому что открытый текст мог нанести  ущерб  именно  этой  собственности. Приходилось на многое закрывать глаза, со многим мириться — ради собственности, ее сохранения и приумножения. Не только я управлял собственностью — она управляла мною».

«…дело ЮКОСа — это никакой не конфликт государства с бизнесом, а политически и  коммерчески мотивированное  нападение  одного  бизнеса (представителями которого выступают чиновники) на другой. Государство же  здесь —  заложник интересов  конкретных физических лиц, пусть и наделенных полномочиями  государственных служащих».

«Я искренне не стремился стать политиком. Более того, был уверен (и сейчас уверен) — руководитель крупнейшего предприятия может не суметь быть мэром маленького города. Это просто другая работа. Я хорошо разбираюсь в экономике, управлении и люблю вопросы образования. Моя мечта была, после ЮКОСа — университет. Политика из меня делает жизнь, делает через не хочу, через ответственность  за поверивших. Если бы можно  было  перевалить  эту  ответственность  на  кого-нибудь. Она  давит  и  душит. И  сбросить  нельзя. Передать, если кто возьмет — можно, а сбросить — предательство. Не могу».

– Apatit

Они, например, купили завод «Апатит», долженствовавший выпускать удобрения, но остановившийся и погрязший в долгах. Купили задешево, но по договору  должны  были  инвестировать  в  восстановление завода крупные суммы. Инвестировать не стали, справедливо рассудив, что руководство завода инвестированные  деньги  украдет,  или  что  еще  обиднее, просто разбазарит. Им не было жалко денег, я уверен. Неправильно  думать,  будто  бы  хороший  бизнесмен помешан на деньгах. Он помешан на собственной эффективности, во всяком случае, когда в стране маразматическии  социализм  сменяется  диким  капитализмом. Он уверен, что букву закона или букву договора можно не соблюдать, если это устраняет неэффективность. Заводу «Апатит» менеджеры из МЕНАТЕПа не стали давать денег, они стали им управлять: поставляли  горючее,  станки,  выплачивали  зарплату  рабочим,  оптимизировали  налоги,  построили  даже  троллейбусную линию от города к проходной — но денег не дали. А когда государство стало судиться с МЕНАТЕПом,  что,  дескать,  условия  приватизации  не  соблюдены,  государство  получило  отступные,  и  заклю-
чено было с государством мировое соглашение в суде. Завод заработал. Чего ж вы еще хотите? Неужели не понятно, что соблюдать договор неэффективно, а эффективно  заключить  договор,  нарушить  договор,  а потом переписать договор? Тем более,  если  сюзерен согласен, и ты верный слуга.

История с заводом «Апатит» станет на процессе Ходорковского и Лебедева одним из пунктов обвинения.

Это Генрих Павлович Падва уходит от ответа. На самом деле несколько  компаний, принадлежавших МЕ-
НАТЕПу, участвовали в конкурсе для  того, чтобы наверняка получить завод и по возможности сбить цену.
Грубо говоря, МЕНАТЕП одновременно предложил  государству от лица разных своих компаний очень много, много, немного и совсем мало денег. Государство, разумеется, отдало завод той менатеповской компании, которая предложила очень много денег. Но когда результаты конкурса были опубликованы, компания-победитель отказалась от завода «Апатит». По закону в этом случае завод доставался компании, предложившей просто много денег. Но и она, в свою очередь, отказалась от  завода. В итоге  завод  достался  компании «Волна», предложившей мало денег. Это, конечно, был  трюк, но трюк в 1994 году вполне законный.

– Berezovski – alegerile din Rusia 1996

Там в Давосе на одном из банкетов столик Михаила Ходорковского  оказался  рядом  со  столиком,  за  которым сидели бизнесмен Борис Березовский и финансист Джордж Сорос. Сорос вспоминает, что спрашивал тогда Березовского, понимает ли тот, что, придя к власти, коммунисты  в  считанные  дни  растопчут  либеральную экономику, демократию, свободу слова и самого Березовского.

Знаю только, что чуть ли не в тот же вечер Борис Березовский,  богач,  по  тогдашним  меркам,  и  владелец «Первого канала» телевидения пришел к врагу своему, тоже богачу, по тогдашним меркам, и владельцу телеканала  НТВ  Владимиру  Гусинскому. Для  красочности рассказа хотелось бы, конечно, чтоб Березовский пришел прямо с банкета в помятом смокинге и с бутылкой коньяка в руке, а Гусинский чтоб встретил его в халате и шапочке для душа, но не знаю, как было дело. Знаю только, что медиамагнаты и вчерашние враги договорились:  победа  коммунистов  на  президентских  выборах —  это  не  дай  бог,  и  надо  поддержать  президента Ельцина.  Знаю  также,  что  к их  договору  присоединились постепенно и другие крупные российские бизнесмены, включая Михаила Ходорковского. Это была отчаянно-рискованная  игра.  Рейтинг  популярности  Ельцина  был 4%,  а  рейтинг  популярности  Зюганова — 35%. Но предприимчивым финансистам девяностых не привыкать  было  к  отчаянно-рискованным  играм.  Тем более  что  в  обмен  на  поддержку  ельцинский Кремль обещал  самое  заветное —  приватизацию  нефтяных скважин и металлургических заводов.

В  статье «Кризис  либерализма…»  Михаил  Ходорковский пишет: «Мне  ли,  одному  из  крупных  спонсоров  президентской кампании 1996 года, не помнить, какие поистине чудовищные  усилия потребовались,  чтобы  заставить российский народ „выбрать сердцем”?!»

– Putin

И вот вам Владимир Путин. Чем не премьер и чем нe президент? И через полтора года после кризиса, благодаря телевидению Березовского и телевидению Гусин ского рейтинг Путина растет в считанные месяцы с 5% до 60%. И благодаря второй чеченской войне, которая поначалу кажется победоносной, тоже растет рейтинг И благодаря террористическим актам — растет. И дажe либералы подгавкивают, что пусть станет, дескать, Путин  российским Пиночетом,  проведет  жесткой  рукой либеральные реформы и, проведя, вернет нам свободу и установит нам справедливость. А народу только и подавай жесткую руку.

– Rusia

За человеком, который легко зарабатывает 100 тысяч долларов в год, идет охота по всему миру. Все фирмы всего мира охотятся за такими людьми. И неважно, кто он по национальности:  русский,  индус,  китаец.  Безразлично.  Для того чтобы такие люди хотели жить в России, им нужна демократия. Они  хотят  чувствовать  себя  независимыми, они хотят чувствовать себя защищенными».

«Я  считаю,  что  наша  правоохранительная  система, создавая ощущение неуверенности и незащищеннос-
ти  у молодежи  и  предпринимателей,  наносит  огромный  ущерб  нашей  стране.  Государственная  идеология,  которая  господствует в нашей  правоохранительной  системе,  приводит  к  тому,  что  люди  уезжают. Вы  легко  можете  посчитать,  сколько,  собственно  говоря, такой человек за всю жизнь мог бы заработать.

И сколько страна могла бы заработать, если бы этот человек работал здесь. Так вот: если уезжает двадцатипятилетний человек у нас из страны, потому что ему нахамил  гаишник или положил носом  в пол  налоговый полицейский, страна потеряла 3 миллиона долларов. Сразу. Выкинули, 100 тысяч таких людей уезжает из России каждый год».